Twitter и Facebook как враги государства. Египет, Саудовская Аравия, Оаэ…

Twitter и Facebook как враги государства. Египет, Саудовская Аравия, Оаэ…

ЕРЕВАН, 1 февраля. /АРКА/. В Тунисе это поняли слишком поздно. И теперь тунисский диктатор бен Али уже живет в изгнании в Саудовской Аравии. В Египте все осознали быстрее: вот она - тысячелетняя генетическая мудрость фараонов, которая сразу укажет, откуда идет главная угроза царству. И сейчас, пока полиция «подметает» с улиц демонстрантов и недовольных, электронные структуры режима брошены на то, чтобы блокировать революции другой «вход»: артерии и капилляры всемирной паутины.

«Социальные сети» негласно объявлены в крупнейшей стране арабского мира «Врагом государства номер 1». Они сочтены основными проводниками смуты и бунта, что, в общем и целом – сущая правда. И это есть первый случай проявления  прикладной всесокрушающей новой революционной мощи киберпроводников информации.

Страшная сила twittеrных коммуникаций

Теперь в стране фараонов и пирамид уже не выйти ни в Twitter, ни в Facebook. Заблокированы Hotmail, YouTube, Google, китайский поисковик Baidu и прокси-серверы, с помощью которых можно было обойти многие ограничения и «блок-посты» в сети и выбраться в нужное место в паутине. Именно по ним, как стало ясно, плюс через мобильную связь и SMS распространяются и организовываются бунты против режима, правительства, социальной отсталости, экономической нищеты и пр. в Египте. И против того, что в Египте недовольные считают видимым символом всех его бед: слишком много было президента Хосни Мубарака. Он правит в стране уже почти 30 лет без перерыва.

Мы, похоже, вступаем в совершенно новый период новейшей истории – создание революционных ситуаций через новый мощный медиум, электронные коммуникации «малых форм».

Когда-то, чтобы спихнуть короля, было достаточно взять замок или дворец. Потом захватывали банки, телеграф и вокзалы, еще позже к ним присоединились газеты, радио- и телестанции. Теперь схема организации успешного восстания (или надежных контрмер против него) расширилась до обязательных мероприятий в безграничности киберпространства. Для собственного сохранения всем тиранам, диктаторам, полудиктаторам, всем слабым, нелюбимым, коррумпированным, но цепляющимся за власть, уже недостаточно просто «кормить» и «держать» СМИ. Надо, получается, поставить под колпак и такие носители, как все вышеперечисленные. А как? У себя дома еще можно закрыть все «дыры». Но за пределами страны? Абсурд. Это все равно, что попытаться подтянуть подпруги всему муравейнику.  

Flash mob масштабов революции.

Когда в Египте начались 25-го января первые масштабные выступления против режима Хосни Мубарака (кое-где они идут и сегодня, 27-го января), было сразу подмечено, что у них не было ни единого центра, ни опеки оппозиции, в том числе и самой радикальной, типа антимубараковских «Братьев-мусульман». И на улицах была все больше молодежь, болельщики, студенты. Это было похоже на колоссальный всеегипетский flash mob.

Все верно. По большей части, «листовки к бунту» были «электронного образца». Газетам и телевидению, которые контролируются государством, мало кто уже доверял. И призывать кого-то к чему-то через них было бесполезно. Сцеженная, отфильтрованная критика режима просачивалась, но не более. Появился новый инструмент мобилизации недовольных: Twitter и Facebook.

И ведь Египет отнюдь не страна поголовной интернетизации. Из его 80-миллионного населения только 24%, или примерно 19 млн, имеют доступ к паутине. Да и то через так называемые «общественные клубы информационных технологий» или разновидности Интернет-кафе. Прямой доступ к сети – примерно у 1 млн человек. Но примерно 26 млн имеют мобильную связь. Куда, собственно, и шла вся антимубараковская провокационная крамола и призывы выходить на улицы.

Крупнейший провайдер мобильной связи в Египте Vodafone уже объявил, что он к блокированию Twitter не имеет никакого отношения. Как утверждают эксперты, египетские власти блокировали мобильные передающие вышки и сети, телефонные коммуникации или даже поставили все коммуникационные центры под контроль специальных армейских подразделений обеспечения электронной связи.

Египет никогда не был «паинькой» в области свобод электронных СМИ и сетей. Как-никак страна с 1981-го года жила в состоянии чрезвычайного положения и частично отменила его только в мае прошлого года. В области борьбы с терроризмом (сюда можно квалифицировать множество дел) его положения до сих пор действуют.

Но вплоть до вчерашнего дня контроль над пространством паутины сводился в основном к блокированию отдельных, радикальных, антиправительственных блогов. Такое, как ныне – впервые.

Хотя на Ближнем Востоке интернет-цензура – явление обычное. Здесь лидирует Саудовская Аравия, которая блокирует все сомнительные с точки зрения морали или политики (исламского образца) сайты: и порнографию, и политическую оппозицию. В королевстве, у властей которого денег хватает, существует одна из самых совершенных систем электронной фильтрации Интернета. Сирия блокирует все сайты оппозиции и все израильские информационные сайты. Примерно то же самое делают Объединенные Арабские Эмираты.

Как трудно жить «диктаторской прослойке»

Поразительно, как быстро «повзрослел» Twitter. Ведь еще каких-то три года назад о нем мало кто знал. В 2007-м (Twitter был создан в 2006-м) отправлялось примерно 400 тыс твитов в квартал. Сегодня уже около 5 млрд. Еще недавно Twitter считали банальным и пустым увлечением «от праздности». Теперь в крупных корпорациях уже слышны выражения типа «Наша твиттерная стратегия на этот год…».

Сила Twitter оказалась в простой, в общем-то, вещи. Человеческом измерении, неподконтрольном ни правительству, ни газетам, ни ТВ. Через Twitter стало возможно, минуя все официальные и полуофициальные каналы, газеты, ТВ назначить, скажем, пресс-конференцию, начать политическую кампанию, организовать стачку.

Или собрать народ на революцию. Как в Египте. Как трудно становится жить глобальной «диктаторской прослойке». Нехорошее начало положено электронными организаторами египетских бунтов.

В Тунисе режим Зина аль-Абидина бен Али, когда в декабре начались антидиктаторские выступления, тоже сначала доверился врожденному рефлексу всех диктаторов: кое-какие «бунтарские газеты» либо закрыли, либо взяли под контроль, журналистов арестовали, телевидению запретили показывать манифестации и волнения. Только забыли про новое могущество Twitter, Facebook и YouTube. А именно они давали информацию с мест: куда надо идти, где нужны подкрепления, что происходит на месте и пр.

Вообще, есть нечто схожее между роковой неспособностью тунисского режима осознать важность коммуникаций через социальные сети и некоей пьянящей, заносчивой верой нынешних СМИ (печатных и электронных) в то, что именно они – это и есть главное течение мирового медиа-океана. Все остальное – экзотика, гаджетные забавы и несерьезность.  Похоже, надо здесь точку зрения менять. Не могут быть экзотикой и забавами медиумы, с помощью которых запросто можно устраивать революции (как в Тунисе) и готовить революции (как в Египте). Причем, заметьте, это еще не самые передовые в Интернет-обеспечении страны. На планете уже не раз так бывало: совершенно новые явления развиваются параллельно, рядом с «главной дорогой», а те, кто регулирует на ней движение, этого и не замечают.  –0--

Андрей Федяшин, политический обозреватель РИА Новости

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

20:00 01.02.2011





 

« Август 2017

Пн
Вт
Ср
Чт
Пт
Сб
Вс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
 
 


Логин:
Пароль:

Регистрация
Если вы впервые на сайте, заполните, пожалуйста, регистрационную форму.

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов.

×